Салма Кальк (salma_kalk) wrote,
Салма Кальк
salma_kalk

3.8



* 31 *

В воскресенье Элоиза честно спала, сколько получилось. То есть до полудня. Потом бессовестно попросила кофе к ней в комнату. И уже только за кофе взялась соображать - что нужно сделать за выходной и вообще. Вчера-то она неплохо развлеклась и чудно побегала по крышам в отличной компании, но если она перестанет за собой следить, то скоро превратится в развалину, и уже не будет вызывать столько радости у окружающих ее лиц мужского пола. Не то, чтобы это было необходимо, но приятно. Поэтому, когда кофе закончился, Элоиза позвонила в косметический салон, куда ходила обычно, выяснила, что да, если вот прямо сейчас, то у них есть возможность принять госпожу де Шатийон, быстро собралась и убежала.
Вернулась в палаццо она уже часов в пять. В принципе, можно было почитать, она обещала прислать на кафедру рецензию на книгу близкой ей тематики, и уже даже собралась подняться к себе и засесть, но… поднялась к себе, положила сумку, и отправилась на чердак. От отца Варфоломея она знала, что поиски продолжались вне зависимости от дней недели, и очень захотела посмотреть, что там происходит. Она подозревала, что в рабочий день даже получаса на такую экскурсию не выкроит.
Лестниц на чердак было две, в разных концах дворца. Элоиза пошла на ближайшую, поднялась еще на два этажа и увидела милую картину - на площадке, перед дверью, ведущей внутрь, стояли два кресла, стол, и лежал коврик. На столе громоздились чашки из-под кофе и блюдца с остатками сладкого, а также лежали карты, за столом в креслах полулежали доблестные сотрудники службы безопасности Альберто и Джанфранко, а у их ног на коврике развалился громадный черный неаполитанский мастиф. Собака происходила явно с кардинальской псарни - Шарль в числе прочего занимался разведением таких собак и держал во дворце некоторое количество. На спинке кресла восседал со злобным видом черный кот Чезаре, который редко покидал покои и кабинет кардинала, разве что с отцом Варфоломеем вместе.
При виде Элоизы человеческая часть поста охраны подскочила, побросала карты и вытянулась в струнку.
- Приветствуем вас, донна Эла! - возгласил Альберто. - Вы в списке, так что можете проходить!
- О, существует список? - удивилась Элоиза.
- Конечно, а вы думали! Только по списку, а иначе - тут мышь не проползет! - Франко осторожно почесал подбородок коту.
Кот вытянул шею, на его морде было отчетливо написано - давай, чеши, не отвлекайся!
- А кота вам выделил отец Варфоломей? - рассмеялась Элоиза.
- Кот сам за ним притащился, - буркнул Альберто. - Хотел внутрь, но отец Варфоломей сказал, что его там потом никто не найдет и он с голоду помрет. Поэтому он оставил тварюгу снаружи, вот теперь приходится ублажать!
- А что его ублажать, он хороший, - Элоиза протянула коту руку, он обнюхал пальцы, а потом она бесцеремонно сгребла его в охапку и принялась чесать между ушами, нос и подбородок.
Кот зажмурился и громко мурлыкал.
- Вот я точно говорю, вы какое-то специальное слово знаете, правда, донна Эла? А нам скажите, мы тоже будем его чесать, и он будет балдеть?
- Просто я его не боюсь, - Элоиза передала кота Альберто. - Вот, берите и чешите.
Но кот не захотел сидеть на руках у Альберто, он вырвался и забрался обратно на спинку кресла.
- Вот видите, сейчас опять будет оттуда меня когтями цеплять, - пожаловался тот. - Не то, что Додо - это пёс хороший, он понимает, что к нему хорошо относятся, только всё время пытается со стола что-нибудь спереть, а ему нельзя человеческую еду!
- Дайте собачью?
- Тоже только по расписанию, - наморщил нос Франко.
- Ладно, список-то покажите, добрые люди, мне любопытно, - Элоиза осторожно почесала нос громадного пса.
Список оказался лаконичным - в него, кроме участников поисков и отца Варфоломея, входили кардинал, высшие чины службы безопасности и она, Элоиза. Поудивлялась и пошла внутрь.
Внутренности чердака ошеломили ее настолько, что она остановилась и несколько минут стояла, не в силах сделать хотя бы один шаг вперед.
Окон не было. Поэтому в центральной части помещения горели яркие лампы, а края тонули во мраке.
Перегородок не было тоже. Проход между стеллажами, начинавшийся у ее ног, терялся где-то вдали.
И все пространство, сколько хватало взгляда, было занято стеллажами с коробками, свертками, папками. Где-то ближе к стенам громоздились крупные коробки, какие-то предметы, завешанные тканью, антикварная мебель. На потолке, кроме обычных, висели явно старинные светильники - люстры, лампы на цепочках, металлические подвески для больших факелов.
И где-то впереди разговаривали люди.
Нужно было пойти туда.
Элоиза переступила через какой-то длинный сверток и пошла на голоса.

* 32 *

Над большим столом расположили несколько ярких ламп, за ним сидел родимый брат Франциск и зачитывал какой-то список из той самой книжищи, которую на совещании показывал отец Варфоломей. Три дамы из искусствоведческого отдела воспринимали информацию и что-то искали уже в других списках, у каждой был свой. Еще двое раскладывали по поверхности с другой стороны стола содержимое двух картонных коробок, в свете лампы что-то блестело и переливалось. Далее под такими же лампами стоял еще один подобный стол, и на нем тоже сортировали содержимое коробок. Вездесущие представители службы безопасности были и здесь: Карло и пара его подручных, Карло заглядывал через плечо брату Франциску, а парней использовали в качестве тягловой силы - под чутким руководством отца Варфоломея они тащили откуда-то из недр большой окованный металлом деревянный ящик. Элоиза некоторое время просто стояла и созерцала эту дивную картину, не в силах вымолвить ни слова.
Наконец, ее заметили. И естественным образом это оказался Карло.
- О, к нам пожаловала донна Эла! Проходите, посмотрите, что тут творится!
- Спасибо, я уже. Нахожусь под сильным впечатлением.
- Вам не приходилось здесь бывать раньше?
- О нет, я даже и не подозревала, что здесь есть такое… явление.
- Тогда скажите, что же вас впечатлило больше всего?
- Право, я не думала, что современные сокровищницы выглядят именно так.
- Больше напоминает обыкновенный хламовник, правда?
- Что ты называешь хламовником, сын мой? - внушительная фигура отца Варфоломея возникла над правым плечом Карло. - Добрый день, госпожа де Шатийон.
- Такое место, куда годами разные люди складывали всякий хлам, и теперь никто не просто не знает, что где лежит, а вообще не представляет, что именно тут можно найти! - мерзко хихикал Карло. - И где никто никогда не убирался, от пыли не продохнуть!
- Если тебя это беспокоит, сын мой, я с удовольствием поручу тебе решение этой важной задачи. Я сегодня же переговорю с Себастьяно и попрошу его отпустить тебя на пару недель. Ну, или до окончания работы. Как всё вымоешь - так и освободишься, - оказывается, отец Варфоломей умел хихикать ничуть не менее мерзко. - Ночевать тоже можешь здесь, кровати в дальнем углу, - и махнул рукой куда-то в темноту.- Антикварные, между прочим.
- Эй, мы так не договаривались! И вообще, я не сказал ничего такого, чего бы ты сам не говорил вчера или сегодня!
- Ну так то я, это мое хозяйство, и я тут что хочу, то и говорю. А ты, если не можешь сделать ничего полезного, проваливай. Донна Элоиза, вы желаете нам как-нибудь поспособствовать?
- Если я могу сделать что-то полезное - скажите. Но я на самом деле ошеломлена и пока способна только вертеть головой. Все необыкновенно живописно само по себе, а сосредоточенно работающие люди еще добавляют колорита, - улыбнулась она.
- Вот, а я что говорю! - снова влез Карло. - Сюда нужно пригнать Лодовико с камерой, пусть пофотает, а то он уже от безделья свихнется скоро!
- Изыди, - махнул на него рукой монах.
- Отец Варфоломей, скажите, а как можно было сюда проникнуть, если всё случилось так, как мы думаем?
- Довольно просто, на самом деле. Постов охраны на входах не было, сигнализация только по наружному периметру, то есть со стороны крыши в первую очередь. Открываете замок - и в путь.
- Значит, придется пересматривать меры безопасности?
- Да, я уже озадачил Себастьяно этим вопросом, пусть думает.
- Как ваши успехи?
- Мы нашли много интересных предметов и упоминания о еще более интересных, но пока не продвинулись нисколько в решении загадки. Увы. В нашем деле самое сложное - не отвлекаться на рассматривание всего, что мы находим. Но мы справляемся. Хотите, я проведу вас по хранилищу и покажу что-нибудь? Вдруг вас посетит какая-нибудь дельная мысль?
- Буду рада, спасибо.
Следующие полтора часа Элоиза вместе с отцом Варфоломеем бродила между стеллажами, протискивалась в щели, разглядывала мебель, украшения, оружие, картины, статуи.
- Кстати! А подходящая статуя вам пока не встретилась? - спросила она после того, как запнулась об очередной постамент и едва не упала.
- Кстати есть целых две кандидатуры. Вот, поглядите, те, что справа, - монах провел ее еще к одному пятну света, в котором стояли четыре беломраморные статуи. Серена, сотрудница отдела реставрации, счищала с одной из них пыль специальной кисточкой.
Элоиза осмотрела статуи, особенно две потенциальных кандидатуры. Каждая из них была чем-то хороша, но особенно ей глянулась самая крайняя - Серена еще до нее не добралась и казалось, что мраморная женщина дремлет, а тронь ее кисточкой - откроет глаза, удивленно и радостно, и улыбнется тому, кто ее разбудил, и поцелует его…
Стоп! А это еще что такое? Элоиза внимательно осмотрела мраморную красавицу. У нее в руках не было младенца, в отличие от остальных трех, она придерживала складки тяжелого платья. И ей вполне можно было надеть что-то на шею…
Кто-то позвал Серену, она извинилась и убежала к большому столу. Элоиза тут же воспользовалась этим и подошла к мраморной даме поближе, обошла ее кругом, закрыла глаза, сосредоточилась и легко коснулась кончиками пальцев холодного камня. В том месте, где в вырезе платья как раз мог быть медальон…
…и моментально оглохла и ослепла. То есть превратилась в человека с заурядным слухом и закрытыми глазами, что для нее было непривычно с раннего детства. Она испугалась, отдернула руку… и сверхъестественные ощущения вернулись. Положила ее на мрамор - и снова стала обычным человеком. Опустила руку, стряхнула пальцы и подняла глаза на отца Варфоломея.
- Элоиза? - он подошел и заглянул ей в лицо. - Что с вами? Что происходит?
- А ведь тот дух нечистый, ну, который из легенды, он знал, что говорил. Если медальон вправду обладал какими-то необыкновенными свойствами, то, будучи помещен на шею этой милой даме, он переставал ими обладать. И становился обычной драгоценностью.
- Что? - он воззрился на нее, как будто впервые увидел.
- Есть некоторая вероятность, что вот эта мраморная статуя нам подходит.
- Господи, благодарю тебя за то, что привел сюда сегодня госпожу де Шатийон, - шумно выдохнул монах. - Как высока вероятность?
- Я бы сказала, что стопроцентная. Но… мало ли, сами понимаете. Расскажите, откуда к вам попала эта дама?
- Из папского хранилища. Ее никогда нигде не выставляли, потому что она скорее похожа на светскую красотку, нежели на Матерь Божию. Конечно, всякое бывало, вы же знаете, но глядя именно на эту скульптуру, не возникает желания ее куда-нибудь выставить. Скорее, спрятать. Хотя производит впечатление, очень даже. Это конец пятнадцатого века, неизвестный флорентийский скульптор. В сопроводительных документах так сказано, ну и некоторые особенности исполнения позволяют мне согласиться с этим утверждением.
- Ага. Скульптор неизвестен, и ювелир, который сделал медальон, неизвестен тоже. Не в паре ли они работали? И кстати, нет ли у вас с собой фото миниатюры из медальона?
- Есть, конечно же, есть! Что вы хотите?
- Хочу сравнить лицо этой дамы с лицом в медальоне.
Монах с удивительным для его комплекции проворством боком пролез в щель между стеллажами и направился куда-то к столам, лампам и людям. Элоиза же тем временем для чистоты эксперимента прикоснулась пальцами и к остальным мраморным дамам, но такого ошеломляющего эффекта больше не испытала ни разу.
Тем временем отец Варфоломей вернулся с фотографией и фонарем. Они посветили на фото, на скульптуру…
- О Дева Пречистая, сжалься над нами, грешными! Такого не может быть! - прошептал отец Варфоломей.
Несомненно, на миниатюре в медальоне было изображено то самое лицо.
- Мы можем предполагать, что статуя и медальон происходят из одного источника и не разлучались, или надолго не разлучались до того, пока не вмешался господин Моллини? - наморщила лоб Элоиза.
- Можем, Элоиза, можем. Я с господней помощью все бумаги подниму и найду концы, или это буду уже не я! - сверкая глазами, сказал отец Варфоломей.

* 33 *

В понедельник навалилась работа. Элоиза ни с кем не разговаривала, кроме собственных сотрудников, а за завтраком не встретила никого, с кем можно было бы поговорить о медальоне и спросить о последних новостях. Обед ей принесли в кабинет, и ела она его, глядя в монитор. Когда ближе к вечеру телефон зазвонил и на нем высветился портрет Марни, она подумала, что опять засиделась до ночи и бросила взгляд на часы. Ничего подобного, еще даже и пяти часов нет, подумала она и ответила.
- Добрый день, монсеньор. Есть ли новости?
- Да, госпожа де Шатийон, новости есть. Скажите, какие у вас планы на вечер?
- Пока ничего такого, что нельзя было бы подвинуть или отменить.
- Хотите понаблюдать встречу господина Моллини с одним очень колоритным персонажем?
- Хочу, конечно, - опять сказала она быстрее, чем мозг включился и завопил об осторожности.
- Отлично. Ваше мнение, как оказалось, очень помогает. Только ехать далеко, поэтому ждем вас в гараже без четверти шесть. Сможете?
- Наверное… смогу. Сейчас организую сотрудников и смогу.
- Вот и хорошо, - улыбка в его голосе слышалась очень отчетливо. - И отец Варфоломей рассказал мне про ваш вчерашний визит на чердак. Вы снова увидели то, что другим не под силу.
- Это все не абсолютно, монсеньор. Это некоторые мои предположения. Но если они подтвердятся еще и неопровержимыми фактами, тогда я буду очень рада.
- Я надеюсь, что факты не заставят себя долго ждать. До встречи, Элоиза.
- До встречи.
Tags: rs, история третья, первая часть, элоиза
Subscribe

Posts from This Journal “история третья” Tag

  • 3.7

    * 27 * Утром в субботу пришлось встать по будильнику. Чтобы быть готовой к полудню - это же нужно проснуться, собраться и позавтракать! Чтобы не…

  • 3.6

    * 22 * На следующее утро Марни зашел к Лодовико перед завтраком. Тот выглядел еще не слишком здоровым, но в целом, как отметил Себастьяно, бывало…

  • 3.5

    * 13 * На следующий день в девять утра в кабинете кардинала д’Эпиналя собрались на совещание Марни, Элоиза, отец Варфоломей и собственно кардинал.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments