Салма Кальк (salma_kalk) wrote,
Салма Кальк
salma_kalk

Часть первая. История первая. Элоиза, или Точка отсчёта



* 1 *

Эта история началась с того, что в один прекрасный день Лодовико Сан-Пьетро, заместитель начальника службы безопасности кардинала Шарля д‘Эпиналя, принес своему шефу, полковнику в отставке Себастьяно Марни, некое резюме от кандидата на должность нового аналитика в соответствующий отдел. Мужчины долгое время вместе служили, затем вместе ушли в отставку и уже три года занимались безопасностью кардинала, его разных дел и штата его сотрудников. Среди прочего служба безопасности занималась также проверкой потенциальных сотрудников палаццо д’Эпиналь.
- Глянь, какое диво, - Лодовико выдал пару скрепленных листков бумаги.
- Что такое? - удивился Марни. - Зачем ты тащишь мне это резюме? И зачем ты сам им занялся, куда делся Пьетро и прочие, которые отвечают за такие дела?
- Именно Пьетро мне его и притащил. Сказал, что, во-первых, мне это будет интересно, а во-вторых, мне или тебе проверить намного проще, чем любому другому. Ты читай, читай. Вопросы потом.
Текст был хитрый - на нем было затерто имя человека, о котором шла речь. Марни прочитал, нахмурился.
- Женщина? Зачем нам на это место женщина?
- Служба персонала не указывала, что необходим именно мужчина. А рекомендации и характеристики, прямо скажем, роскошные.
- Нда. Поработала и на бизнес, и на вояк, и на политиков. Тридцать шесть лет - немало так-то, при этом не замужем и без детей. И - что-что? Почему, несмотря на образование, аналитической работой занимается только последние шесть лет?
- А ты читай внимательно, там написано. После математического образования было еще философское и защита диссертации. Дама у нас не фунт изюму, а доктор философии. И только после получения степени она вернулась к аналитике.
- С ума сойти. Наверное, страшна, как смертный грех.
- Знаешь, я нашел профиль дамы в фейсбуке, там есть фото. Дама весьма и весьма. Но самое интересное знаешь, что?
- Что?
- А вот теперь посмотри, как даму зовут, - Лодовико протянул другой лист.
Там был полный вариант резюме и в нем значилось: «Элоиза де Шатийон».
- Что? - Марни вытаращил глаза. - Какая-такая Элоиза де Шатийон? Сдается мне, дочку генерала зовут иначе. И она чем-то другим занимается, не то дизайном, не то художествами какими, никак не аналитикой.
- А вот.
- И… ты не проверял?
- Нет. Решил, что ты, в отличие от нас с Карло, можешь прямо позвонить генералу и прямо спросить, есть ли у него такая родственница.
- Ну… Хорошо, уговорил.
Генерал Жан де Шатийон много лет был командиром и Марни, и Лодовико, и еще одного их товарища, Карло, нашедшего пристанище в той же службе безопасности. Теперь он пребывал в отставке, жил с семейством в Париже и занимался политикой. Себастьяно Марни несколько лет был одним из его заместителей и на самом деле мог запросто ему позвонить.
Он так и сделал - взял телефон, нашел нужный контакт и позвонил.
- Себастьен, сынок! - генерал радостно приветствовал его.
- Добрый день, генерал, рад вас слышать. Как ваши дела?
- Отлично, как еще они могут быть? А как ты? Все еще работаешь на Ватикан? - и после некоторого традиционного обмена сведениями о родне и общих знакомых генерал спросил: - Но скажи, ты же не просто так звонишь?
- Верно. Нам прислала резюме на должность аналитика некая дама по имени Элоиза де Шатийон. Не знаете такую?
- Отлично знаю. Это моя племянница. Дочь моего брата Жерома, ныне, к сожалению, покойного.
- И она действительно аналитик?
- Именно. Несколько последних лет много работает на очень разных заказчиков. Говорят, неплохо работает. Впрочем, вы уж там сами смотрите, подойдет она вам или нет.
- А фото прислать можете?
- Думаю, могу. У тебя электронный адрес не менялся?
- Нет, тот, что вы знаете, до сих пор работает.
- Отлично, сейчас что-нибудь отправлю. Ты скажи лучше, когда в гости-то заедешь? Сколько тебя можно уговаривать?
- Господин генерал, задачу осознал, пошел осмысливать, - усмехнулся Марни. - Соберусь, обязательно соберусь.
- Вот так-то, и не пропадай, понял?
- Понял. Спасибо вам, жду фото. Передавайте привет госпоже герцогине, Филиппу и Полю, - Марни давно и хорошо знал обоих сыновей генерала и был представлен супруге.
- Ну? - Лодовико проявлял нетерпение.
- Подтвердил. Сказал, что есть такая, и работает аналитиком. Обещал сейчас фото прислать, - Марни тем временем открывал свою электронную почту. - О, есть! Сейчас посмотрим, - он открыл прикрепленную к письму фотографию.- Смотри, похоже?
На фото была изображена дама лет тридцати на вид, темноволосая и темноглазая, в строгом деловом костюме. Красивая.
- Знаешь, да, в фейсбуке эта самая дама.
- Что пишет?
- Практически ничего. Изредка - фото где-нибудь. В основном – в каком-нибудь европейском городе на фоне достопримечательностей. И всё. Никакой экзотики, ничего особенного - ну там путешествия, хобби, пьянки в компании – фоток ничего этого нет. В друзьях - одноклассники, однокурсники, коллеги по предыдущим работам. Не слишком много.
- Ладно, давай службе персонала разрешение на собеседование и прочее. Пусть приезжает, поговорим. Откуда, кстати, она к нам поедет?
- Последнее место работы - в Женеве. Встретить ее в аэропорту?
- А распорядись, пусть встретят.

* 2 *

Через три дня Лука, один из сотрудников Марни, привез из аэропорта претендентку на должность кардинальского аналитика. В гараже собрался целый комитет по встрече - всем было любопытно. Запрета на прием женщин в штат кардинала не существовало, но их никогда не было слишком много. Кроме того, некоторые знали о беде аналитического отдела - уже полгода пустовало место ведущего аналитика. Кандидаты решительно не подходили. Кто-то не обладал достаточным образованием, кто-то - достаточной шириной мышления, кто-то не мог войти в специфику работы - а кардинал д’Эпиналь занимался финансовыми делами музеев Ватикана. Приобретение новых экспонатов, реставрация уже имеющихся, ремонт зданий и залов, закупка оборудования и многие другие вещи, с которыми нормальному человеку в жизни сталкиваться не приходится. Уже не в первый раз приглашали сотрудника, пробовали его, если он был неплох - могли оставить, но не ведущим аналитиком, а кого поплоше - уволить. И вот в очередной раз новый кандидат, некая никому не известная дама. Трое актуальных сотрудников аналитического отдела – Донато Ренци, Иво ди Мори и Хуан Перес - плюс брат Франциск, секретарь, прилагающийся к должности и кабинету ведущего аналитика, спустились в гараж к назначенному времени и ожидали в сторонке. С другой стороны стояла группа сотрудников службы безопасности - Себастьяно Марни лично, Лодовико как его заместитель, их третий друг Карло Каэтани, находящийся в статусе личного помощника Марни, и еще пара любопытствующих из означенной службы.
Лука отворил дверцу машины, подал руку и помог выбраться наружу даме. Дама оказалась ровно такая, как на фото - стройная, темноглазая, узел темных волос на затылке, очень ухоженная. Красивая. На вид - лет тридцать. Строгий брючный костюм, вместительная сумка, подходящая для разных необходимых настоящей бизнес-леди документов. Туфли на высоких каблуках. Сдержанный макияж, идеальный маникюр. Немногочисленные уместные украшения.
Дама пробежалась взглядом по всем стоящим и повернулась к представителям службы безопасности (аналитики стояли далековато).
- Добрый день, господа, я Элоиза де Шатийон. Буду рада, если кто-нибудь проводит меня к его преосвященству.
- Добрый день, сударыня, я Себастьяно Марни, глава местной службы безопасности. Я с удовольствием провожу вас к кардиналу, прошу, - он указал ей дорогу из гаража и пошел рядом, остальные пристроились сзади.
А совсем в хвосте процессии - аналитики, недовольные тем, что их нагло оттерли. Впрочем, безопасники, кроме умения решить любой сложности вопрос с минимальными потерями либо вовсе без потерь, славились именно что наглостью, поэтому с ними предпочитали не связываться. С другой стороны, наглость эта никогда не переходила определенных границ, как объясняли новичкам - «мы у себя дома, а не на чужой территории, но в доме мы хозяева». Какие-то службы с безопасниками дружили, а какие-то предпочитали не связываться без нужды. Но в случае нужды без вопросов шли и эту самую нужду излагали, и проблема непременно решалась.
- Удовлетворите наше любопытство, сударыня - вы на самом деле родственница генерала де Шатийона? - спросил Марни.
- Да, - просто ответила дама. - Это мой дядя. А это имеет какое-то значение?
- Нам это интересно потому, что я и двое моих сотрудников служили под его началом.
- В таком случае, неужели вы сами не проверили этот момент? - она слегка нахмурила брови.
Марни рассмеялся.
- Проверили. Но мне хотелось получить подтверждение от вас.
- Вы его получили.
На этом разговор закончился, и до кабинета его преосвященства не было сказано ни слова.

* 3 *

Шарль д’Эпиналь был кардиналом уже десять лет из своих пятидесяти восьми. По исходному своему образованию он был историком-искусствоведом, почему и выбрал для себя в рамках церкви именно такое применение. Он был экспертом по французской живописи XVI века, разбирался в драгоценных камнях, а также в разных подковерных интригах. В вопросах искусства ему помогал его личный секретарь, имеющий сан священника монах бенедиктинского ордена Варфоломей, а во втором случае - Марни и его компетентные сотрудники. В итоге сложилась отличная работоспособная команда.
Для своих разнообразных нужд кардиналом несколько лет назад был приобретен огромный дворец в Риме, недалеко от границ Ватикана. Дворец был отремонтирован, а местами и отреставрирован, часть его кардинал оставил в качестве своих личных покоев, а остальные помещения были разделены на деловую часть - где находились офисы сотрудников из его штата, и на часть жилую, в которой, при желании, могли на время работы поселиться те самые сотрудники. Питание и уборка жилых помещений, во многих из которых на стенах сохранились старинные росписи, а на полу - прекрасный паркет, предоставлялись бонусом к и без того неплохой зарплате. Как правило, во дворце жили светские сотрудники, не имеющие своих семей, и сотрудники - монахи, которых тоже хватало.
Кардинал принял госпожу де Шатийон в кабинете, остальных попросил удалиться. Большинство и удалилось, в приемной у отца Варфоломея остались Марни, Лодовико и брат Франциск, который работал секретарем уже у нескольких не прижившихся в штате кардинала аналитиков и был очень заинтересован в стабильности и нормальной работе всего отдела.
Марни и Лодовико дразнили отца Варфоломея, эрудированного историка и искусствоведа, тот ловко отбалтывался. Это была их традиционная игра - монах называл их тупыми солдатами и прочими сходными эпитетами, а они его - церковной крысой, ничего в жизни не видевшей. Поскольку участники были хорошими друзьями, то спор был давний и приносил обеим сторонам равное удовольствие, в ход шли самые разные аргументы. Однажды между отцом Варфоломеем и Марни произошел диспут об Аврелии Августине, и по мнению слушателей, выиграл его Марни. А потом как-то Варфоломей обошел Лодовико в меткой стрельбе. Правда, только один раз, обычно первенство оставалось за Лодовико. А ещё они часто играли в шахматы.
Брат же Франциск был слишком серьезен, чтобы заниматься подобными глупостями и, тем более, радоваться такому времяпровождению.
- Лодовико, по-моему, нам нужно инициировать инвентаризацию - не погрызли ли церковные крысы церковные свечки, ты не находишь? - хмыкнул в ответ на один из выпадов Варфоломея Марни, и тут дверь кабинета отворилась и на пороге появились кардинал и госпожа де Шатийон.
Кардинал выглядел, как то и положено князю церкви - он был высок, статен, благообразен, глаза смотрели на мир с легкой иронией. Он был прекрасным собеседником, отличным организатором и очень популярным проповедником. Когда нужно был обратиться к пастве, он всегда мог найти такие слова, чтобы дошло до каждого слушателя. На его службы в домовую церковь всегда собиралось множество народу с окрестных улиц.
Сейчас его лицо светилось довольством - как будто он решил давно мучавшую его задачку.
- О, вы все здесь, отлично, - сказал он. - Итак, со следующего понедельника госпожа де Шатийон работает у нас. Если нас всех устроит ее работа, то через два месяца она станет главой аналитического отдела. Кроме того, я предложил госпоже де Шатийон апартаменты во дворце, и она согласилась поселиться здесь. Брат Франциск, покажите госпоже де Шатийон кабинет аналитиков. Себастьен, познакомьте ее с Анной, пусть решат вопрос с апартаментами, и вообще поручите госпожу де Шатийон ее заботам.
- Я очень рад, ваше высокопреосвященство, - просиял брат Франциск.
Марни же и Лодовико переглянулись и промолчали.

* 4 *

Элоиза де Шатийон приехала в палаццо д’Эпиналь воскресным вечером накануне того понедельника, в который должна была выйти на работу. Она прибыла с одним чемоданом и парой кофров с одеждой, а остальные вещи должны были привезти позднее. Ее встретила Анна Тритти, занимавшаяся организацией жизненного пространства для всех, кто жил в палаццо. Конечно, в личных покоях кардинала были и другие служащие, но слово Анны имело вес и там. Поэтому она сама, лично взялась заниматься размещением нового, потенциально ценного сотрудника. Анне было слегка за тридцать, двое ее сыновей жили с бабушкой, а она делила свое время между ними и делами палаццо д’Эпиналь.
Анна поджидала Элоизу в подземном гараже. Служба безопасности пропустила такси внутрь и выпустила после того, как выгрузили багаж. С этой стороны новую обитательницу палаццо встречал Карло Каэтани, глаза и уши своего шефа.
- Сударыня, я могу отнести ваши вещи, - он подмигнул ей и уже было взялся за ручку чемодана, но Анна бесцеремонно отпихнула его.
- Иди-ка, иди, мы сами справимся, ясно? - она кивнула двоим служащим из числа своих подчиненных, один взял чемодан, второй - кофры.- Идемте, сударыня.
- Минуточку. Скажите, сударь, здесь же есть возможность поставить машину?
- Конечно! А какая у вас машина? - тут же отреагировал он.
- А у меня две. Большая и маленькая, обе черные. Они прибудут позже.
- Мы обязательно разместим их, только скажите! А что еще у вас есть? У нас здесь живут кошки, собаки, рыбки, есть даже павлин в оранжерее его высокопреосвященства.
- У меня нет павлинов. Кошек, впрочем, тоже нет.
- Идемте, сударыня, - Анна от нетерпения даже подергала Элоизу за рукав. - Карло, отстань, потом спросишь, что ты там еще хотел.
- А если я не себе?
- А монсеньор и Лодовико сами спросят все, что надо, не маленькие!
- Кто это - монсеньор? - спросила Элоиза, когда они ехали в лифте.
- Марни, глава службы безопасности. Он на самом деле очень знатная персона, вот его все так и зовут, и его люди, и не только его.

* 5 *

Жилые помещения Элоиза выбрала еще в предыдущий свой приезд. Три комнаты с небольшой прихожей и ванной. Она решила, что это будут гостиная, спальня и гардеробная, и к ее появлению их обставили мебелью. Мебель она тоже заранее выбрала из специального каталога, в котором были представлены либо отреставрированные образцы старой мебели, либо отлично сделанные копии старых предметов.
- Мы все устроили, как вы просили, сударыня, вам нравится? - спросила Анна, развешивая отличные деловые костюмы из кофров в гардеробной.
- Да, госпожа Тритти, мне все нравится, большое спасибо, - Элоиза ходила по гостиной и рассматривала обои и шторы.
- Вот что я вам скажу, сядьте, - позвала ее Анна.
Элоиза послушно села на диван.
- Да?
- Меня зовут Анна, и всё на этом. Мне так удобно, окружающие привыкли. Более того, все местные шишки говорят мне «ты». И это нормально.
- Но, боюсь, я не смогу так вот с ходу говорить вам «ты». Это должно быть… взаимно, что ли. Вам же не приходится обращаться на «ты», скажем, к его высокопреосвященству?
- Нет, конечно, но с его стороны - никаких проблем. Что-то мне подсказывает, что с вашей стороны тоже проблем не будет, - усмехнулась Анна. - Людей, которые с прислугой выросли, хорошо видно.
- А у вас наметанный глаз, так? - рассмеялась Элоиза. - Ну хорошо, Анна так Анна.
- А вы - донна Элоиза.
- Можно Эла. Все мои итальянские родственники зовут меня именно так.
- У вас есть итальянские родственники?
- И довольно много. Тетка и кузина в Риме, кузина в Милане, племянница в школе здесь неподалеку.
- А дети у вас есть?
- Нет, не сподобилась. А у тебя?
- Есть, мальчики. Восемь лет и десять. Они учатся в школе, а на выходных мы все встречаемся в доме моей матушки.
- В частной школе с пансионом?
- Конечно! Слава его высокопреосвященству, моих доходов на это хватает.
- Кстати, о хозяйстве. У меня будет просьба, может быть, странная.
- Да?
- Я абсолютно бестолкова в хозяйственных вопросах. И необыкновенно ленива. Обычно я договариваюсь с умелыми людьми, которые присматривают за моими вещами и убираются в моем жилище. С кем можно договориться здесь? Я очень ценю комфорт и готова щедро платить.
- Знаете, уборкой этого антиквариата и так занимаются специальные люди. Поэтому не беспокойтесь. Ну а насчет вещей… сначала сама займусь, а тем временем найду надежного человека. Всё решаемо. Только вот… вы всегда так откровенно говорите о своей лени?
- Так я ж только в быту ленива. А в работе очень даже деятельна.
- Тогда придетесь ко двору, здесь все очень деятельные. Ладно, располагайтесь. А если что - звоните, - Анна подмигнула ей и ушла.

* 6 *

Элоиза разложила немногочисленные пока вещи по поверхностям в гардеробной, включила компьютер, подключилась к местной сети. Проверила почту, ответила жаждущим информации родственникам, что у нее все отлично, и она обустраивается на новом месте. Сфотографировала комнаты, отправила фотографии кузине Марго в Париж и кузине Линни в Милан. Обе они занимались искусством - одна владела художественной галереей, вторая пела в миланской Опере, и искренне не понимали, что Элоиза находит в цифрах и других прочих данных. Но обе сочли забавным, что она решила поработать на Ватикан. Кузина Марго была дочерью генерала де Шатийона, родного брата отца Элоизы, а кузина Линни, иначе Лианна, дочерью двоюродной сестры Элоизиной матери. Так случилось, что родители Элоизы погибли в автокатастрофе, когда ей было всего шесть лет, и ее воспитанием занимались семья дяди по отцу и семья тетки по матери. И Марго, и Линни были того же возраста, что и Элоиза, что позволило им учиться в школе вместе. То есть, с одной из них Элоиза училась в обычной, хотя и очень хорошей школе в Париже, а с другой - в закрытом пансионе при женском монастыре Санта-Магдалена ди Маре, что недалеко от Рима.
Ей было тридцать шесть, и она не могла похвастаться стабильной устроенной жизнью. Нужды карьеры носили ее из одного города в другой, временами даже из одной европейской страны в другую, потому что она была на самом деле отличным специалистом. Второе образование добавляло объемности ее видению мира и таким образом являлось дополнительным плюсом в работе. Еще одно свое достоинство она никогда не указывала в резюме, и ее работодателям приходилось сталкиваться с ним, то есть с результатами его применения, уже на практике. У нее были неплохие способности к предсказанию будущего, поэтому она часто могла получить достаточно точный прогноз без долгих расчетов. Или хотя бы понять, в каком направлении следует думать. Кроме того, она на слух отличала правду от лжи, непосредственно мыслей обычно не читала, но намерения и желания ощущала очень ясно, и могла внушить кому угодно что угодно. Это была семейная черта - ей досталась от покойной матери, и в той или иной степени проявлялась у всей родни по материнской линии. Впрочем, только у женщин. В комплект способностей также входило врачевание ран и болезней, и среди родственников Элоизы встречались отличные специалисты, дополнившие природный дар классическим медицинским образованием и работавшие врачами. Некоторые другие подобные спецэффекты были нужны настолько редко, что вспоминались только по необходимости.
Любовные привороты ей тоже были под силу, и ей случалось ими пользоваться. Но если мужчина для нее что-то значил, она никогда его не привораживала. И в настоящий момент своей жизни она была абсолютно одна.
Нельзя сказать, что одинокая жизнь её печалила. Она давно уже привыкла занимать самыми разными делами своё свободное время, так что скучать ей было некогда. Также она привыкла жить и не оглядываться ни на кого, и ей так было комфортно. Дважды в жизни она делила жилище с любимым мужчиной, оба раза ненадолго - один раз в студенчестве, когда она была юна и непритязательна, второй раз лет десять спустя после первого, когда только начинала заниматься аналитической работой, тогда у её возлюбленного был небольшой, но дом, и в быту они друг другу не мешали. И к моменту «сейчас» она бы сказала, что ей хорошо одной.
Последние отношения закончились два года назад, и закончились печально, если не сказать - трагично. Она избегала вспоминать, и думать избегала тоже, не говоря о том, чтобы с кем-то это обсуждать. С тех пор ей ни разу даже в голову не пришло посмотреть на какого-нибудь мужчину с интересом, да и были ли вокруг неё в это время мужчины - она бы не сказала. Были коллеги, были родственники… мужчин она не помнила.
Многочисленные тетушки громко печалились - как же так, такая красавица, и одна! Ни семьи, ни детей. На самом деле Элоиза унаследовала характерную семейную внешность и могла похвастаться густыми и ухоженными темными волосами, яркими глазами и отличной фигурой. Плюсом к тому прилагались аристократические манеры и совершенно безупречная вежливость. Нет, она могла вести себя по-свойски с давними друзьями или с близкими подругами, но обе близкие подруги, они же кузины, находились одна в Париже, другая в Милане, друзья - тоже кто где, а она вот с нынешнего вечера водворилась в палаццо д’Эпиналь, где будет пытаться жить и работать.
Когда наступил вечер, она спустилась на первый этаж в обеденную залу, поужинала в одиночестве, не присоединяясь ни к какой из сидевших там компаний, а их было несколько, и они были веселые, поднялась к себе, поставила будильник и легла спать.
Элоиза спала и видела сон. Она шла в свой будущий кабинет в палаццо д’Эпиналь и никак не могла найти дорогу в запутанных переходах и коридорах огромного дворца. У нее оставалось очень мало времени, она практически опаздывала и начала паниковать. Однако, путь не находился, более того, у нее сложилось ощущение, будто она ходит по одним и тем же комнатам.
- Госпожа де Шатийон, не это ли вы ищете? - вдруг услышала она.
Обернулась и увидела Себастьена Марни, который открывал ей дверь. Она была готова поклясться, что пятью минутами ранее, когда она проходила по тому коридору, этой двери там не было.
- Возможно, монсеньор. Благодарю вас, - она слегка наклонила голову и прошла в дверь.
Яркий, слепящий свет окружил ее, и в тот же миг раздался звук будильника. Первый рабочий день начинался.
Tags: rs, история первая, книга, первая часть, роман, текст
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments